Веневитинов Д. В. — К любителю музыки

Распечатать

Молю тебя, не мучь меня:
Твой шум, твои рукоплесканья,
Язык притворного огня,
Бессмысленные восклицанья
5 Противны, ненавистны мне.
Поверь, привычки раб холодный,
Не так, не так восторг свободный
Горит в сердечной глубине.
Когда б ты знал, что эти звуки,
10 Когда бы тайный их язык
Ты чувством пламенным проник, —
Поверь, уста твои и руки
Сковались бы, как в час святой,
Благоговейной тишиной.
15 Тогда б ты не желал блеснуть
Личиной страсти принужденной,
Но ты б в углу, уединенной,
Таил вселюбящую грудь.
Тебе бы люди были братья,
20 Ты б втайне слезы проливал
И к ним горячие объятья,
Как друг вселенной, простирал.[1]

[1]Автограф — в ГБЛ, ф. 48 (Веневитиновых), к. 55, ед. хр. 16; без заглавия. Список H. M. Рожалина, подготовленный для изд. 1829 г. (с пропуском ст. 15- 22),- там же, ед. хр. 12. Впервые — изд. 1829 г., с. 67-68, с пропуском ст. 15-22, запрещенных цензурой; полностью — газета «День», 1913, No 219. Полный текст стихотворения см. в «Дополнениях», где он печатается по автографу.
На основе косвенных данных восстанавливается история создания
стихотворения. В первом номере MB за 1827 г. была напечатана статья С. П. Шевырева «Разговор о возможности найти единый закон для изящного» (ч. 1, No 1, с. 32-51), в которой утверждалась необходимость сопричастности любителя изящного искусству, что могло осуществиться, по мысли Шевырева, лишь при осознанном восприятии произведения искусства. «Многие чувствуют творения поэтов, но немногие понимают их» (там же, с. 47). «Разговор» — этот своеобразный (в форме диалога) эстетический трактат (см. о нем, например: Манн, с. 155-156) — был весьма злободневен для любомудров, ибо обосновывал их теоретическую позицию в литературных спорах. Так, в частности, полярные мнения двух участников диалога в «Разговоре» довольно отчетливо напоминают идейные позиции двух полемистов, спорящих о первой главе «Евгения Онегина»,- Веневитинова и Н. А. Полевого. Доводы Лициния прямо перекликаются с доводами Полевого. «Лициний восхищался всем без исключения. Его беспристрастная душа терялась в каждой красоте природы и искусства» (МБ, 1827, ч. 1, No 1, с. 34). «Вы хотите измерить неизмеримое, хотите обнять то, чего не вместит не только ваш разум, но и душа…- восклицает осуждающе Лициний.- К чему правила? К чему ваши законы?» (там же, с. 35). Это напоминает позицию Полевого, исходящего «из безоговорочного отрицания всяких канонов и норм, ограничивающих и стесняющих свободу искусства» (см.: Мордовченко Н. И. Русская критика первой четверти XIX века. М.- Л., 1959, с. 224). «Воображение поэта летает, не спрашиваясь пиитик… дайте нам наслаждаться!» — восклицает Полевой, подразумевая под «пиитикой» законы творчества (МТ, 1825, ч. 2, No 5, с. 45). И продолжает: «В неопределенном, неизъяснимом состоянии сердца человеческого заключена и тайна, и причина так называемой романтической поэзии» (там же). Именно против такого поверхностного понимания искусства восстает антипод Лициния — Евгений: «Когда остынет твой жар, когда пройдет минута восторга… не открывается ли в душе твоей бесчисленный ряд вопросов, на которые она желала бы ответить» (MB, 1827, ч. 1, No 1, с. 38). «Когда же ты поймешь закон красоты, когда разгадаешь сию тайну художника,- тогда, отдавши себе отчет в его произведении, ты как будто снова пересоздашь его, ты будешь сам творить; а если наслаждение искусством выше всех земных радостей,- то понимать его, творить самому-есть радость божественная» (там же, с. 39). «И смех, и слезы, и трепет ужаса, и все волнения души разрешаются в одно определенное, полное чувство, которое называют довольством, согласием, блаженством… Сие чувство примиряет нас со всем миром: вот торжество красоты!» (там же, с. 44-45). Стихотворение «К любителю музыки» — своеобразный конспект этих положений статьи Шевырева. Собственно, сами положения не были «шевыревскими», а являлись частью общей эстетической программы любомудров и не раз становились идейной основой ранее написанных статей, в частности, самого Веневитинова (см. статьи об «Евгении Онегине», «Разбор рассуждений г. Мерзлякова», «Несколько мыслей в план журнала») {Отмеченное Ю. В. Манном несоответствие эстетических позиций Веневитинова и Шевырева относительно «единого закона» изящного (Маки, с. 156), может быть, несколько преувеличено, ибо тут вернее было бы говорить не о противоречиях, a о различных уровнях раскрытия глубины одного и того же вопроса у обоих любомудров.}. «Разговор» мог живо напомнить Веневитинову его недавние критические выступления, ею страстное требование системности и осознанности впечатлений, вызванных произведением искусства, и возбудить иные, художественные, образы, воплотившиеся в одном из лучших его произведений, представляющих философскую лирику,- стихотворении «К любителю музыки». Именно поэтому так выразительно раскрыто в нем «противопоставление художника» и «непосвященного», так неожиданна форма — «скрытый диалог» (см.: Маймин Е. А. Русская философская поэзия. М.: Наука, 1976, с. 43-44).
Учитывая непосредственную близость содержания стихотворения «К любителю музыки» к статье, можно предположить, когда оно было написано. С первым номером MB Веневитинов познакомился в период между 18 и 22 января 1827 г., а уже 28 января он пишет Шевыреву: «Поцелуй сам себя за «Разговор»». Вероятно, стихотворение было написано между 18-28 января 1827 г.

Год написания: 1827

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *