Письмо ко приятелю в Москву

Распечатать

Знать хочешь ты, где я в Петрополе живу —
О улице я сей еще не известился
И разно для того поднесь ее зову,
А точно то узнать не много я и льстился.
Но должно знать тебе, писать ко мне куда:
Туда.
По окончании его незлобна века,
Сего живу я в доме человека,
Которого мне смерть
Слез токи извлекала,
И, вспомня коего, нельзя мне их отерть.
Ты знаешь то, чья смерть
В Москве сразить меня ударом сим алкала.
Владеет домом сим его любезный брат,
Толико ж, как и он, не зол и добронравен.
То знает весь сей град,
Что честностью сей муж печется быти славен.
Однако у него не этот только дом,
Так я скажу тебе потом
Сему двору приметы,
И после от тебя,
Приятеля любя,
Я буду получать и спросы и ответы.
В вороты из ворот, а улица межа,
Живет почтенна госпожа,
Два коей прадеда, храня нелицемерность
И ко империи свою Российской верность,
За истину окончили живот,
Которых честности и усердии явленны,
Для коей мужи те Мазепой умерщвленны,
Спасая и Петра, и нас, и свой народ,
Чтоб были искры злы, не вспыхнув, утоленны.
К забору этого двора к Фонтанке двор,
С забором о забор,
В котором жительство имеет сенатор,
Науки коему, художества любезны;
Он ведает, они для общества полезны.
В сем доме у него всегда пермесский глас,
Он сделал у себя в Петрополе Парнас.
Его сын скрипкою успешно подражает
Той лире, коею играет Аполлон.
Искусство он свое вседневно умножает,
И стал уже его прямым любимцем он.
Его сестра играет на тинпане.
Другая тут поет при струнах и органе,
И для того
На сем дворе его
Все слышат восклицанье хора.
Певица же еще притом и Терпсихора.[1]

[1]Письмо ко приятелю в Москву . Впервые — отдельным изданием под указанным заглавием (листок, без обозначения места и года). Резолюция Академической комиссии о напечатании — 8 января 1774 г. (Семенников, стр. 115). Печ. по ПСВС, ч. 9, стр. 175-176. О жанре стихотворения см. комментарий к стихотворению «На стрельцов», стр. 586.
Поднесь — до сих пор.
По окончании его незлобна века — см. комментарий к стихотворению «Ко Степану Федоровичу Ушакову», стр. 533.
Владеет домом сим его любезный брат. Ввиду бездетности А. Г. Разумовского все его имущество по указу Екатерины II перешло к его брату, К. Г. Разумовскому, в том числе и Аничков дворец, в котором жил в это время Сумароков и который поэт и описывает.
Живет почтенна госпожа и т. д. Очевидно, речь идет о какой-то женщине украинского происхождения, предками которой были В. Л. Кочубей и И. И. Искра. Однако в генеалогической литературе среди потомков указанных лиц не удалось найти эту «почтенну госпожу».
В котором жительство имеет сенатор. Вероятно, речь идет об А. В. Олсуфьеве (1721-1784), сенаторе, в прошлом соученике Сумарокова по кадетскому корпусу. Олсуфьев, как указывают его биографы, «посвящал свои досуги музыке, театру, литературе» («Русский биографический словарь», том «Обезьянинов- Очкин», СПб., 1905, стр. 284). Сын Олсуфьева — вероятно, Дмитрий; дочери-Мария (1757-1820), Наталья (1758-1826). Впрочем, может быть, имеется в виду и Г. Н. Теплое (1711-1779), также сенатор и любитель искусства; о сыне его, как очень способном скрипаче, и дочерях-певицах упоминает Я. Штелин в «Музыке и балете в России XVIII века» (Л., 1935, стр. 139). Дома Олсуфьева и Теплова находились на Фонтанке, у самого Аничкова моста («Санктпетербургские ведомости», 1772, 17 февраля; «Sanktpetersburgische Zeitung», 1768, 4 апреля).

Год написания: 1774

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.