Преложение псалма 26

Распечатать

1

Господь — Спаситель мне и свет:
Кого я убоюся?
Господь сам жизнь мою блюдет:
Кого я устрашуся?

2

Во злобе плоть мою пожрать
Противны устремились;
Но, злой совет хотя начать,
Упадши сокрушились.

3

Хоть полк против меня восстань,
Но я не ужасаюсь.
Пускай враги воздвигнут брань,
На Бога полагаюсь.

4

Я только от Творца прошу,
Чтоб в храм его вселиться,
И больше в свете не ищу,
Как в оном веселиться.

5

В селении своем покрыл
Меня он в день печали
И неподвижно укрепил,
Как злые окружали.

6

Возвысил он мою главу
Над всех врагов ужасных.
Я, жертву принося, зову
Ему в псалмах согласных.

7

Услыши, Господи, мой глас,
Когда к тебе взываю,
И сохрани на всякий час:
К тебе я прибегаю.

8

Ко свету Твоего лица
Вперяю взор душевный
И от всещедрого Творца
Приемлю луч вседневный.

9

От грешного меня раба,
Творец, не отвратися;
Да взыдет пред тебя мольба,
И в гневе укротися.

10

Меня оставил мой отец
И мать еще в младенстве,
Но восприял меня Творец
И дал жить в благоденстве.

11

Настави, Господи, на путь
Святым твоим законом,
Чтоб враг не мог поколебнуть
Крепящегося в оном.

12

Меня в сей жизни не отдай
Душам людей безбожных,
Твоей десницей покрывай
От клеветаний ложных.

13

Я чаю видеть на земли
Всевышнего щедроты
И не лишиться николи
Владычния доброты.

14

Ты, сердце, духом укрепись,
О Господе мужайся
И бедствием не колеблись;
На Бога полагайся.[1]

[1]Преложение псалма 26. Впервые — Изд. 1751, с. 9-12. Все стихотворение построено как благодарность творцу за заступничество в первой схватке с врагами («противными», которые «во злобе» «устремились» на лирического героя). Здесь так же, как и во всем цикле «Оды духовные», разработка темы врагов, отражает трудную борьбу, которую вел Ломоносов со своими противниками в Академии наук. В августе 1751 г. он писал И. И. Шувалову: «Нет ни единого моего в Академию приезда, в который бы я не удивлялся, что она, имея в себе сына отечества, которого вы любите и жалуете, не может того дожить, чтобы он отвратил от ней все через 25 лет бывшие всем успехам и должным быть пользам препятствия».
Ко свету Твоего лица… — В этой строфе Ломоносов позволяет себе принципиальное отступление от подлинника. В старославянском тексте читаем: «Тебе рече сердце мое: «Господи, взыщу», взыска тебе лице мое; лица твоего, Господи, взыщу». Вольность ломоносовского переложения заключается в том, что он усиливает мотив прямой связи лирического героя с творцом: здесь утверждается, что связь эта носит двусторонний характер (ср.: «И от всещедрого Творца Приемлю луч вседневный»), и лирический герой пользуется преимущественным вниманием высшей зиждущей силы.
Меня оставил мой отец И мать еще в младенстве… — «Отсутствующие в подлиннике и не оправданные библейской традицией слова «еще в младенстве» вносят в этот стих откровенно автобиографическую деталь: известно, что Ломоносов потерял мать действительно еще в раннем детстве и болезненно переживал эту утрату (ср. его письмо к И. И. Шувалову от 31 мая 1753 г.)…» (Ломоносов М. В. Поли, собр. соч., т. 8, с. 979). К этому можно добавить, что в указанном письме к И. И. Шувалову Ломоносов подробно рассказывает и о тех невзгодах, которые выпали на его долю после того, как его отец женился вновь и в дом вошла молодая и энергичная мачеха, враждебно настроенная к 14-летнему пасынку: отец, «по натуре добрый человек», как говорит о нем Ломоносов, в этих размолвках склонен был держать сторону новой жены. Таким образом, и слова: «Меня оставил мой отец…» — тоже во многом автобиографичны.
Я чаю видеть на земли. Всевышнего щедроты… — В контексте «Од духовных» эти строки перекликаются с тем местом из переложения 1-го псалма, где говорится о «следствиях поспешных» «незлобивых дел» лирического героя. Кроме того, Ломоносов впервые в новой русской поэзии воплощает здесь идею утверждения «царства божня» на Земле, одну из задушевнейших во всей русской литературе.

Год написания: 1749-1751

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *