Ода, в которой Ея Величеству благодарение от сочинителя… (27 дня 1750 года)

Распечатать

ОДА,
в которой Ея Величеству благодарение
от сочинителя приносится за оказанную
ему высочайшую милость в Сарском Селе Августа
27 дня 1750 года

1

Какую радость ощущаю?
Куда я ныне восхищен?
Небесну пищу я вкушаю,
На верьх Олимпа вознесен!
Божественно лице сияет
Ко мне и сердце озаряет
Блистающим лучем щедрот!
Коль нежно Флоры здесь богатство!
Коль сродно воздуха приятство
Богине красных сих высот!

2

Что ж се? Диане я прекрасной
Уже последую в лесах,
От коей хитростью напрасной
Укрыться хочет зверь в кустах!
Уже и купно со Денницей
Великолепной колесницей
В безоблачных странах несусь!
Блаженство мыслям непонятно!
Благополучен многократно,
Когда нетшетным сном я льщусь!

3

Престань сомненьем колебаться,
Смятенный дух мой, и поверь:
Не ложны то мечтанья зрятся,
Но истинно Петрова Дщерь
К наукам матерски снисходит,
Щедротою в восторг приводит.
Ты, Муза, лиру приими,
И, чтоб услышала вселенна,
Коль жизнь наукам здесь блаженна,
Возникни, вознесись, греми.

4

Где, древним именем Славена
Гордяся, пролились струи,
Там видя Нимфа изумленна
Украшенны луга свои,
Златые кровы оком мерит
И в ужасе себе не верит,
Но, кажду обозревши часть,
С веселием сие вещает:
«То само небо созидает
Или Петровой Дщери власть».

5

Рекла и, влагу рассекая,
Пустилась тщательно к Неве;
Волна, во бреги ударяя,
Клубится пеною в траве.
Во храм, сияющий металлом,
Пред трон, украшенный кристаллом,
Поспешно простирает ход;
Венцем зеленым увязенной
И в висе, вещает, облеченной
Владычице Российских вод:

6

«Река, которой проливают
Великие озера дань
И кою громко прославляют
Во всей вселенной мир и брань!
Ты счастлива трудом Петровым;
Тебя и ныне красит новым
Рачением Елисавет,
Но малые мои потоки
Прими в себя, как Нил широкий,
Который из рая течет.

7

Мои источники венчает
Едемской равна красота,
Где сад Богиня насаждает,
Прохладны возлюбив места,
Поля где небу подражают,
Себя цветами испещряют.
Не токмо нежная весна,
Но осень тамо — юность года;
Всегда роскошствует природа,
Искусством рук побуждена.

8

Когда заря багряным оком
Румянец умножает роз,
Тогда на ветвии высоком
И посреде зеленых лоз
Со свистом птицы воспевают,
От сна к веселью возбуждают,
Что царствует в моих лугах.
И солнце восходя дивится,
Цветы, меж коих Инд крутится,
Увидев при моих ключах.

9

В средине жаждущего лета,
Когда томит протяжный день, —
От знойной теплоты и света
Прохладна покрывает тень,
Где ветви преклонясь зелены,
В союз взаимный сопряженны,
Отводят жаркие лучи.
Но коль великая отрада
И томным чувствам тут прохлада,
Как росу пьют цветы в ночи!

10

Елисаветиным добротам
Везде подобна красота;
Примера многим лишь щедротам
Не смеет скудна дать вода
И орошать скаканьем поля;
Однако, ежель Оной воля
Охоту ободрит мою,
Великой в похвалу Богине
Я воды обращу к вершине;
Речет — и к небу устремлю.

11

Коль часто долы оживляет
Ловящих шум меж наших гор,
Когда Богиня понуждает
Зверей чрез трубный глас из нор!
Ей ветры вслед не успевают;
Коню бежать не воспящают
Ни рвы, ни частых ветвей связь:
Крутит главой, звучит браздами
И топчет бурными ногами,
Прекрасной Всадницей гордясь!

12

Как если зданием прекрасным
Умножить должно звезд число,
Созвездием являться ясным
Достойно Сарское Село.
Чудовища, что легковерным
Раченьем древность и безмерным
Подняв на твердь, вместила там,
Укройтесь за пределы света:
Се зиждет здесь Елисавета
Красу, приличну небесам.

13

Великий Семирамиды
Рассыпанна окружность стен,
И вы, о горды пирамиды,
Чем Нильский брег отягощен,
Хотя бы чувства вы имели
И чудный труд лет малых зрели,
Вам не было бы тяжко то,
Что строены вы целы веки:
Вас созидали человеки, —
Здесь созидает божество.

14

Великолепными верьхами
Восходят храмы к небесам;
Из них пресветлыми очами
Елисавет сияет к нам;
Из них во все страны взирает
И наедине представляет
Врученный свет под скипетр свой,
Подобно как орел парящий
От самых облак зрит лежащи
Поля и грады под собой».

15

О коль правдиво возвышает,
Монархиня, сей Нимфа глас!
Коль взор Твой далеко блистает,
То ныне чувствовал Парнас,
Как Ты от
мест преиспещренных
И летней неге посвященных
Воззрела матерски к нему,
Являя такову щедроту,
Колику к знаниям охоту
Даешь народу Твоему!

16

Что, дым и пепел отрыгая,
Мрачил вселенну, Енцелад,
Ревет, под Етною рыдая,
И телом наполняет ад;
Зевесовым пронзен ударом,
В отчаяньи трясется яром,
Не может тяготу поднять,
Великою покрыт горою,
Без пользы движется под тою
И тщетно силится восстать, —

17

Так варварство Твоим Перуном
Уже повержено лежит,
Когда при шуме сладкострунном
Поющих Муз Твой слух звучит,
Восток и запад наполняет
Хвалой Твоей и возвышает
Твои щедроты выше звезд.
О вы, счастливые науки!
Прилежны простирайте руки
И взор до самых дальних мест.

18

Пройдите землю, и пучину,
И степи, и глубокий лес,
И нутр Рифейский, и вершину,
И саму высоту небес.
Везде исследуйте всечасно,
Что есть велико и прекрасно,
Чего еще не видел свет;
Трудами веки удивите,
И сколько может, покажите
Щедротою Елисавет.

19

Из гор иссеченны колоссы,
Механика, ты в честь возвысь
Монархам, от которых Россы
Под солнцем славой вознеслись;
Наполни воды кораблями,
Моря соедини реками
И рвами блата иссуши,
Военны облегчи громады,
Петром основанные грады
Под скиптром Дщери соверши.

20

В земное нёдро ты, Хим_и_я,
Проникни взора остротой
И, что содержит в нем Россия,
Драги сокровища открой;
Отечества умножить славу
И вяще укрепить державу
Спеши за хитрым естеством,
Подобным облекаясь цветом;
И что прекрасно токмо летом,
Ты сделай вечно мастерством.

21

В небесны, Уран_и_я, круги
Возвыси посреде лучей
Елисаветины заслуги,
Чтоб тамо в вечну славу Ей
Сияла новая планета.
Российского пространство света
Собрав на малы чертежи,
И грады, Оною спасенны,
И села, Ею же блаженны,
География, покажи.

22

Наука легких метеоров,
Премены неба предвещай
И бурный шум воздушных споров
Чрез верны знаки предъявляй,
Чтоб земледелец выбрал время,
Когда земли проверить семя
И дать когда покой браздам;
И чтобы, не боясь погоды,
С богатством дальны шли народы
К Елисаветиным брегам.

23

А ты, возлюбленная Лира,
Правдивым счастьем веселись,
К блистающим пределам мира
Шумящим звоном вознесись
И возгласи, что нет на свете,
Кто б равен был Елисавете
Таким блистанием хвалы.
Но что за громы ударяют?
Се глас мой звучно повторяют
Земля, и ветры, и валы![1]

[1]Ода, в которой Ея Величеству благодарение от сочинителя приносится за оказанную ему высочайшую милость в Сарском Селе Августа 27 дня 1750 года.
Впервые — отд. изд.: Спб., 1751.
Поводом к написанию оды послужил действительный факт: 27 августа 1750 г. Елизавета приняла Ломоносова в Царском Селе. Беседа шла о научных работах и планах Ломоносова. В чем конкретно заключалась «высочайшая милость», неизвестно. Скорее всего она касалась именно его научных, академических дел. Интересно, что полгода спустя, 4 марта 1751 г., было объявлено о пожаловании Ломоносову чина коллежского советника. Не исключено, что 27 августа 1750 г. этот чин был обещан Ломоносову. Главная тема оды — практическая общественная польза науки. Кроме того, здесь интересна попытка создать портрет живой Елизаветы (не абстрагированный образ монархини, а именно портрет).
Что ж се? Диане я прекрасной Уже последую в лесах… — Очевидно, Ломоносов принял участие в императрицыной охоте.
Где, древним именем Славена Гордяся, пролились струи… — Ломоносов говорит здесь о речке Славянке, протекающей по нынешнему Павловскому парку.
Златые кровы оком мерит И в ужасе себе не верит… — Купола дворцовой церкви в Царском Селе были заново позолочены в 1749 г.
…малые мои потоки Прими в себя… — Елизаветой было поручено архитектору В. В. Растрелли выяснить вопрос о возможностях постройки канала, который соединил бы Славянку с Невой, чтобы ездить из Петербурга в Царское Село по воде.
…Нил широкий, Который из рая течет. — По одному из мифов, из земного рая вытекали четыре великих реки; некоторые толкователи называли в числе этих рек Нил.
…цветы, меж коих Инд крутится… — В «оранжерейной» зале
Царскосельского дворца находилось около 400 кадок, ящиков и горшков с южными растениями.
В средине жаждущего лета… и т. д. — Строфа 9 представляет собою довольно редкий в поэзии Ломоносова случай, когда природа выступает не как объект философских раздумий, подлежащий естественнонаучному освоению, а в непосредственно чувственном восприятии.
Я воды обращу к вершине; Речет — и к небу устремлю. — Эти слова Нимфы речки Славянки намекают на пристрастие Елизаветы к фонтанам.
Крутит главой, звучит браздами И топчет бурными ногами, Прекрасной Всадницей гордясь! — См. вступ. статью.
Чудовища, что легковерным Раченьем древность и безмерным, Подняв на твердь, вместила там… — Очевидно, Ломоносов говорит здесь об архитектурных сооружениях библейской древности (садах Семирамиды, Вавилонской башне), которые в отличие от Царского Села, застраиваемого по разумному плану, не знали гармонической завершенности, были именно чудовищны в своей безмерности.
…чудный труд лет малых… — Имеется в виду перестройка
Царскосельского дворца в 1744-1748 гг., которая, однако, не удовлетворила Елизавету; в 1749 г. была начата новая перестройка по проекту В. В. Растрелли, завершенная в 1756 г.
От самых облак зрит лежащи Поля и грады под собой. — С высоты царскосельской дворцовой церкви можно было у северного горизонта видеть Петербург.
Наука легких метеоров… — метеорология.

Год написания: 1750-1751

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *