Тексты «окон», переработанные для сборника «Грозный смех»

Распечатать

Съезд советов обратился к Европе с мирным предложением

*

Рабочий России,
красный рыцарь,
вновь предлагает Европе мириться.
Их дипломаты
задумались горько.
Рабочий Антанты!
Решенье ускорь-ка!

Новогодний номер

*

Под кровли хижин
и дворцам
под арки
Роста разносит
новогодние подарки.
Меньшевикам,
чтоб могли хвастнуть обновой,
резолюцию дадим
не прошлогоднюю, а новую.
Всей буржуазной и белой тле
подарим
по новенькой
пеньковой петле.
Колчаку,
чтоб в Байкале не утоп зря,
два подарим спасательных пузыря.
Рабочим Европы
принесем в подарок
этот флаг.
Красив и ярок!
А нам,
богаче раз во сто́,
красноармеец
сам
подарит Ростов.

Коммунары

*

все руки тянутся к вам,
ждут:
революция?
Не она ли?
Не красная ль
к нам
идет Москва,
звеня в Интернационале?!
Известие за известием,
баррикады,
борьба…
Забастовка железнодорожных линий…
Увидели в Берлине большевика, а не раба.
Бьют буржуев в Берлине.
Ломая границ узы,
шагая горами веков,
и к вам придет, французы,
красная правда большевиков.
Все к большевизму ведут пути,
не уйти из-под красного вала,
коммуне по Англии неминуемо пройти,
рабочие выйдут из подвалов.
Что́
для правды
волн ворох,
что́ ей верст мерка!
В Америку придет коммуна.
Как порох,
вспыхнет рабочая Америка.
Есть ли страна, где рабочих нет,
где нет труда и капитала?!
Рабочее сердце
в каждой стране
большевистская правда напитала.
Не пощадит никого удар;
дней пройдет гряда,
и будут жить
под властью труда
все страны и все города.
Наши века.
Наши года.
Не страшны никакие узы.
Нашу правду,
как солнце,
никогда
ни один не задует толстопузый!

Пасхальное

*

«Нам бы лишь кулич воскрести, —
а там хоть трава не расти, —
скулит спекулянт, — Деникин, воскреси́!»
Кукиш воскрес, чтоб не было спеси́.
«Учредилка, воскресни!» — меньшевик орать готов…
Стоит крест на нем тяжелый, 97 пудов.
«Коммуна воскресла, — поют рабочие, —

расступись перед нами, которые прочие
!..
»

1 мая

*

Между народами лед ломай.
Символ братства — рабочий май.
Глубже
борозды
на полях вздымай,
символ сева крестьянину — май.
Трудовыми знаменами небосвод занимай,
для работницы день веселия — май.
Нынче шторы в окне не подымай,
весть о гибели для буржуев — май.
Хочешь есть?
Себя
трудиться подымай,
дармоеду-помещику
тяжкий праздник — май.
Мрачен
барыне
пролетарский май.
На работу иди,
бархат-шелк снимай.
Маялся рабочий,
а теперь
себя буржуй помай.
Спекулянтам
не в праздник — праздник май!

Винтовка и книга

*

С винтовкой без книги нет побед.
Натворишь оружием всяких бед.
Без глаз не нацелишься,
не подымай рук!
Только зря перестреляешь
всех вокруг.
Подстрелишь невиновного, а тот, кто нужен,
без всякой помехи продолжает ужин.
А снял безграмотности повязку — и, ага!
Сразу рабочий увидел врага!
Зря, буржуй, подымаешь вой,
непримирим враг классовой:
в руке винтовка, в другой —
книга, —
вот
вооружение
против капиталова ига.

Да здравствует III интернационал

*

У рабочих Европы
от ярма
на шее пена.
А Шейдеманы и Каутские
успокаивают: «Не возмущайтесь,
освободитесь постепенно».
Смирились,
подавили рабочие ропот.
Стонет
под капиталистами
рабочая Европа.
Пролетарии,
не стойте, глазки пуча, —
идите в ряды мирового Всевобуча!
Чтоб петля
еще не стала у́же,
пролетарии Европы,
беритесь за оружие —
рабочие знамена взвивая ало,
объединитесь под сводом III Интернационала.

Ров

*

Текст, соответствующий рисункам 7 и 8 «окна» Роста № 182

Чтоб вышел путь
совершенно ровным,
надо мелким щебнем посыпать ров нам.
Ров заполните —
и открыты пути,
можете
свободно
в Коммуну идти!

Неделя крестьянина

*

Крестьяне!
Вы только должны быть рады,
если за хлебом
продовольственные
придут отряды.
Как белогвардейцы, хлеб не отнимаем мы —
хлеб,
который дан,
рабочим голодным пойдет в города.
Фабрики задымят.
Лишь рабочий насытится,
новенькие косы заблестят,
засияет утварь,
горы навалятся ситца!!!
Крестьянин,
ждать не будешь долго,
рабочий долго не задержит долга!
И вместо жизни теперешней —
в старье и в грязи,
будет жизнь такая,
что хоть рот разинь!
Вот почему,
если красный просит
пуд,
давай тридцать, —
всё возвратится тебе сторицей!

Праздновать — способы разные, как мы праздник отпразднуем?

*

Будем ли
знамя
выше поднять стараться,
будем ли
в ногу идти
в рядах демонстрации,
будем ли
слушать ораторов речи,
в театрах ли проведем вечер
и с песнями разойдемся, —
этого мало, —
чтоб не выпало знамя,
а маячило ало,
чтоб всё закрепить,
которое добыто,
панщина,
баронщина
должна быть добита!
В Октябрьскую годовщину
ширится клятва:
добить врага революции проклятого.
Все объединимся
в грозной решимости:
барона и пана
вымести!

Красный командир

*

Текст, соответствующий в «окне» Роста № 455 рисункам 5 и 6

Только мы научим, кто враг, кто друг;
на буржуев — сабли наших рук!
Офицер,
запомни — трудящихся щит ты!
Ты учишься
только
для их защиты!

«Голой рукой нас не возьмешь!..»

Голой рукой

     нас не возьмешь!

*

Деникина день
      сосчитан.
Красная Армия —
        красный еж —
верная
   наша
         защита.
Голой рукой
         нас не возьмешь!
Час Колчака
         сосчитан.
Красная Армия —
        красный еж —
лучшая
   наша
         защита.
Голой рукой
         нас не возьмешь!
Товарищи,
     все за оружие!
Красная Армия —
        красный еж —
железная сила содружия.

Сухаревка

*

Текст, соответствующий в «окне» Роста № 727 рисункам 6, 7 и 8

Плачет сухарева рать, —
где теперь мильоны драть…
А в сторонке
встал рабочий,
встал рабочий
и хохочет…
Смейся всяк,
кто нищ и гол, —
в Сухаревку —
      вбили кол!

А вот, а вот, подходи, народ: ты не знаешь о взаимопомощи декрета? подходи и обмозгуй это

*

Нового инвентаря самая малость.
А старье
поразломалось.
Но и то, что есть,
настоящий урожай не может принесть.
Что толку в инвентаре,
ежели он
неправильно меж крестьянами распылен?
У одного семян не мало,
засеял бы,
да лошадь взяла и пала.
А у другого — лошадь,
и лишь
все семена перегрызла мышь.
А у третьего
нечем поживиться и мыши,
весь инвентарь —
двое детишек.
И сели трое —
к дяде дядя,
на незапаханное поле глядя.
Что же, товарищи, делать тут?
Соединить семена,
лошадь
и труд.
Объединись же,
если ты не туп и глуп,
в ряды сельхозгрупп.
Общим инвентарем заработаешь по декрету,
глядишь —
и урожай сам-тридцать к лету.
Орудия не отбираются,
ты
их
даешь лишь на время работ полевых.
И еще за то,
что дал эту лошадь
или машину ту —
и тебе вознагражденье
и фураж скоту.

Если вы не знаете об урегулировании оплаты декрета, осмотрите это:

*

Чтоб труд рабочего
был оплачен,
намучаешься,
прямо хоть растекайся в плаче.
Советский бюрократ —
хоть тут
рабочему
подгадить рад.
«Вы, говорит, плату получить не хотите ль?
А почему
не подписался
Петров письмоводитель?

А это чья подпись
?..

Ивановой, секретарши
?..

Не допущу:
ищите секретаря постарше!
Подписи-то те,
да не та печать!
Не угодно ли сн ачала бегать начать».
Походивши
2-3 месяца,
впору повеситься.
По последнему декрету —
должны уничтожить волокиту эту.
Кто увеличил производительность
трудом личным,
тому
и заработок
будет увеличенным.
Чтоб работа
без задержек
могла идти,
работу сделанную
без задержек оплати!

Товарищи, у нас газет мало!

*

Текст, соответствующий рисунку 5 «окна» ГПП № 178

А после передает жене газету.
Говорит,
передавая
газету эту:

Текст, соответствующий рисункам 12–14 этого «окна»

Береги газету,
газет мало!
Возвращай в учреждение,
если из учреждения попала.

При свободной торговле особенно смотреть надо

*

Текст, соответствующий рисункам 8-10 «окна» ГПП № 234

Смотрите, чтоб сторож, который стережет,
не похрапывал вот этак вот!
Ворующего — в Чека!
Насидится он —
и к вору
и к посреднику
строг закон.

Сказка про мужика, про историю странную с помощью французскою, с баночкой иностранною

*

Текст, соответствующий рисункам 10-11-12 «окна» Губрабиса

Хлеб буржуй протянет. —
Смотрите, нет ли у тли
в другой руке
пеньковой петли.
Только брат рабочий да крестьянин брат
помочь голодающему брату рад.

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.