Сумароков А. П. — Олимпiя

Распечатать

Адрастъ Олимпіи въ любви не лицем?рить;
Олимпія любви Адрастовсй не в?ритъ.
Клянется онъ; но льзя ль то истинной почесть;
И клятвы и хвалы сплетаетъ часто л?сть.
Пастушка дуала о томъ и въ страсти зр?ло,
Храня сокровище. Оно докол? ц?ло:
И говоритъ себ?: какъ яблоко спадетъ;
Ниспадъ уже опять на древо не взойдетъ.
Не дамъ горячности надъ н?жнымъ сердцемъ власти
И страсть покорна мн?, не я покорна страсти.
Не вв?рюсь пастуху, доколь небуду знать,
Что подлинно любовь велитъ ему стонать.
Проста пастушка та, котора допускаетъ
До крайности къ себ? тово кто ей ласкаетъ,
И не нам?ряся въ любви съ ней в?чно жить,
Стремится в?чный стыдъ на д?вку возложить,
Для утол?нія любовнаго пыланья,
Ко исполненію минутнаго желанья:
И ут?шаяся одну минуту съ нимъ,
По жаркомъ пламени густой оставитъ дымъ,
А онъ цв?токъ сорвавъ, ругаяся кидаетъ;
Цв?точикь брошенный въ презр?ньи увядаетъ.
Ругателю сему на щотъ ея усп?хъ:
А ей отъ вс?хъ людей надъ нею только см?хъ.
Пренебрегаетъ ту пчела зелену лозу,
Съ которыя сорвутъ благоуханну розу.
Приятняй и очамъ потокъ который чистъ,
И л?съ доколь на немь не пожелт?етъ листъ.
Не хищнику и плодъ во огород? зр?етъ:
Младая агница для волка ли жир?етъ!
Не буду я склонна, доколь не изв?щусь,
Не тщетною ли я въ любви надеждой льщусь,
Не суетну ли мысль им?ю я весельемъ,
Не горькую ль палынь прнемлю сладкимъ з?льемъ,
Не для обмана ли въ любви Адраста трудъ,
Не т? ль б?ру грибы, отъ коихъ мухи мрутъ,
У коихъ въ пестрот? негодства утаенны:
Прел?стны зр?нію, но ядомъ напоенны?
Пришла она туда, гд? онъ овецъ пасетъ,
Зефиръ откол? къ ней вздыханіе несетъ.
Не даръ любовнику Олимпія приноситъ;
Собачки у нево ево любимой просить.
Едва онъ слезъ тогда то слыша не ліетъ;
Однако ей свою собачку отдаетъ.
Но то и зляй она собачку ту отъемлетъ,
А о горячности Адрастовой не внемлетъ,
Какъ будто все ни что, что ею онъ горить.
Пошла, а онъ тогда, остався, говоритъ:
По виду одному Олимпія д?вица,
Въ истинн? она лют?йша сама львица,
Ни малой жалости не чувствуетъ она:
Не такъ свир?пствуетъ морская глубина,
Когда во октябр? бываетъ буря строга,
Не такъ зима хладитъ во знак? Козерога,
Не такъ противный в?тръ упорствуетъ судамъ,
Не столько страшенъ волкъ въ полуночи стадамъ,
И можетъ быть сама она не больше л?па,
Колико мн? за всю любовь мою свир?па.
Пастушка искусивъ въ любови пастуха,
Поворотилася и стала не лиха.
Собачку отдая даеть ему и руку,
И об?щается любовну кончить муку.
Желанный получилъ любви Адрасть усп?хъ;
Но то преддв?ріе еще прямыхъ ут?хъ.
Какъ день сокроется и снидетъ солнце въ бездну,
Не въ томъ ужь вид? онъ свою найдеть любезну:
Въ од?жд? кроющей прел?стну наготу,
Онъ зритъ любовницу, но зритъ еще не ту.
Спускающееся сокрылось солнце въ понт?:
Въ крови ихъ жаркой огнь и мракъ иа горизонт?.
Пастушка жмурится хотя въ очахъ и мракъ,
Колико кровь кипитъ, мятется столько зракъ.
Касается Адрастъ любовницыной слав?,
Ко восхитительной и общей имъ забав?,
Пылаетъ т?хъ минутъ сильняй за мигомъ мигъ,
И се съ любовницей любовникъ сей достигъ,
Отвергнувъ отъ себя далеко грусти люты,
Сладчайшей чувствію во естеств? минуты.

Год написания: без даты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *