Сатира господина Ломоносова на Тредиаковского

Распечатать

Что за дым
По глухим
Деревням курится?
Там раскол,
Дно крамол,
В грубости крутится.
Середи того гнезда
Поднятая борода,
Глупых капитонов флаг
Дал к соборищам их знак.

Все спешат,
Все кричат:
«Борода святая!
Мы с тобой,
С дорогой,
В рай идем, пылая.
Ты нам мера и закон,
Ты обедня и трезвон.
О! апостольская сеть,
Ради мы с тобой сгореть».

Кто зажог?
Лжепророк.
Из какого лесу?
Он один,
Тресотин,
Сердцем сроден бесу.
Он безбожной лицемер,
Побродяга,суевер.
Он продерзостью своей
Ободрил бородачей.

Оным в лесть,
Добрым в честь,
Понося, терзает,
И святош
Глупу ложь
Правдой объявляет.
Только ж, угождая им,
Мерзок бредом стал своим,
И, хотя чтить праотцов,
Он почтил отца бесов.

Оглянись,
Веселись,
Адская утроба!
Твой комплот,
Скверной род,
Восстает из гроба.
Образ твой Герострад,
Храм зажечь парнасский рад;
Ад готов тебе помочь,
День затмить так, как ночь.

Братец твой,
Керженской,
Адским углем пышет,
Как пес зол,
За раскол
На святыню дышет,
На российского Христа
Отпер срамные уста;
К защищению бород
Злой к тебе валится сброд.

Ах, как рад
Пустосвят
Для того разпопа,
Что в тебе,
Как в себе,
Видит злу холопа.
И Аввакум-протопоп
Поднял лысину и лоб,
Улыбаясь, на тебя
Смотрит, злость твою любя,

Что за гам?
Волаам,
Июда, Каиафа,
Чу! кричат:
«Эй! наш брат,
Ты не бойся штрафа».
И от тартарского дна
Сам поднялся сатана;
Он поджог тебя назло,
За свое мстит помело.

Ну ж, хватай!
Поскоряй,
Не теряй минуты;
Тешься так,
Как и сам,
В пляску, в валку, в жгуты!
Как Петрил тебя катал
И Балакирев гонял.
Все ревут тебе: «Кураж,
Тресотин, угодник наш!»

Лжесвятой
Керженской!
Как тебя прославить?
Как почтить,
Чем кадить,
Что тебе поставить?
Вместо ладану и свеч,
К бородам тебя сожечь,
Чтобы их поганой смрад
Был горчае, как сам ад.[1]

[1]Сатира господина Ломоносова на Тредиаковского. БЗ. 1859, No 15. — Печ. по ПСС. Т. 8, где опубликовано по Каз. сб. Исправляется явная описка в Каз. сб. («капитанов»); предположение Г. П. Блока о каламбурном характере этого разночтения (ПСС. Т. 8. С. 1204) малоубедительно.
Капитоны — распространенное в XVIII в. название раскольников в антистарообрядческой полемической литературе по имени костромского крестьянина, поселившегося в начале XVII в. в Колесниковой пустыни Костромской губернии и проповедовавшего крайний аскетизм, а также полный отказ от официальной церковной обрядности; традиционно рассматривается как один из предшественников старообрядчества. Упоминание Тресотина дало повод считать это ст-ние сатирой на Тредиаковского. Однако содержание сатиры, высмеивающей преимущественно старообрядцев, и определение Тресотина как керженского лжепророка заставляют в этом усомниться, так как о сочувствии Тредиаковского раскольникам ничего не известно. Указанием на авторство Ломоносова может служить близость строфики этой сатиры к «Студенческой песне» И. X. Понтера.
Геростад — Герострат из Эфеса (IV в. до н. э.), по преданию поджегший храм Артемиды, чтобы прославиться.
Пустосвят — см. с. 528.
Каиафа — иудейский первосвященник, принимавший участие в суде над Иисусом Христом.
Петрил — Пьетро Мира, итальянский скрипач и актер, приехавший в Россию ок. 1733 г., выступал в роли буффо в интермедиях. Ок. 1736 г. стал шутом Анны Иоанновны, получив прозвище Педрилло.
Балакирев И. А. (1699-1763) — шут Петра I и Анны Иоанновны.

Год написания: 1757

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.