Путешествие на Парнас

Распечатать

Подражание Крылову.

Итак, предпринят путь к Парнасу;
Чего же медлить? Ну, смелей,
Начнемте бить челом Пегасу,
Чтоб он домчал нас поскорей!

Боярский! сядь со мной в карету!
Фролов! на козлы поскорей!
И докажи, пожалуй, свету,
Что ты мастак кричать: «Правей!»

Смотри ж! Не вдруг! Поудержися:
10 Четверка бойких разнесет!
А пуще в гору берегися:
Там скалы есть, там терн растет!
Там многих авторов творенья,
В пыли валяяся — гниют!
Там Лета есть, река забвенья,
В ней также много уж живут!

Я видел, в ней как Львов купался
И обмывал своих детей;
Я зрел, Шихматов в ней остался,
20 А с ним и тысяча дестей!
Я сам свидетель был в то время,
Как, несколько прочтя листов,
За нанесенное тем бремя,
Был столкнут с берега Хвостов!
Я был при том, когда Гераков,
Пузатый, лысый, небольшой,
Потомок вздорливый Ираклов,
Был Леты поглощен волной!
Я зрел, как наш пиит слезливый
30 Красу лужков, лазурь небес,
И сельску жизнь, и злачны нивы
Пел, пел, — и наконец — исчез!

Такая ж участь, может статься,
И нам, о други, суждена!
Так лучше вдаль нам не пускаться,
Чтоб не измерить Леты дна!
Иль едем хоть, да непроворно,
Где можно рысью, где шажком,
И уж тогда, друзья, бесспорно
40 Мы будем, где творцов содом!
«Ну, что же трусить?!» — вдруг воскликнул
Фролов, тут перервав мой глас,
На удалых лошадок крикнул,
И правил прямо на Парнас!..
И вот мелькнули перед нами
Рифей и Волга! Всё прости!..
И, мчаты бодрыми конями,
На половине уж пути!
Там зрели мы, как девы красны
50 Сбирали сочный виноград;
Там расцвели древа прекрасны,
А здесь пушистый снег и хлад!
Но вот! поднялися и в горы!..
Парнас! Парнас! Какая близь!..
Как вдруг толчок! — и где рессоры? —
Тю, тю! — и мы катимся внизь!

С сим вместе я как раз проснулся,
От страху мраз бродил по мне!
Я окрестился, оглянулся —
60 И рад, что было то во сне![1]

15 октября 1814
Дрезден

[1]К. Ф. Рылеев, Полн. собр. соч., Лейпциг, 1861, с. 325 (ст. 1336); Маслов, прилож., с. 1; ПСС, с. 321, с неточностью в ст. 20. Автограф — ПД (тетрадь «Смесь No 1-й»). Подражание «Видению на берегах Леты» К. Н. Батюшкова. Написанное в 1809 г., стихотворение это широко распространялось в списках. Рылеев не знал, кому принадлежит «Видение…», и приписал его И. А. Крылову, отметив это в подстрочном примеч. В первой части «Путешествия на Парнас» выдержана направленность батюшковского стихотворения — объектом
сатиры становятся как поэты круга А. С. Шишкова, лидера наиболее консервативной части литературных архаистов, так и эпигоны карамзинизма. Пегас — см. примеч. 90. Боярский, Фролов — лица, упоминаемые в нескольких ранних стихотворениях Рылеева, скорее всего друзья по корпусу, очевидно разделявшие его литературные интересы. Львов П. Ю. (1770-1825) — писатель, член возглавляемой А. С. Шишковым «Беседы любителей русского слова» и Российской Академии. Шихматов — Ширинский-Шихматов С. А. (1783-1837) — поэт, один из наиболее последовательных сторонников литературных взглядов А. С. Шишкова. Десть — стопка бумаги в 24 листа, здесь намек на монументальность произведений Ширинского-Шихматова. Хвостов — см. примеч. 12. Гераков Г. В. (1775-1838) — педагог и писатель, преподаватель истории 1-го кадетского корпуса, грек по происхождению (отсюда «потомок вздорливый Ираклов», т. е. Геракла). Пиит слезливый — скорее всего П. И. Шаликов (1768-1852), плодовитый, но малоталантливый поэт-сентименталист, объект многочисленных эпиграмм и пародий. Содом — здесь в значении: беспорядочное скопление людей. Рифей — старинное название Урала.

Год написания: 1814

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.