Рылеев К. Ф. — Дума марфа посадница

Распечатать

Фрагмент I

Была уж полночь. Бранный шум
Затих на стогнах Новограда,
И Марфы беспокойный ум —
Свободы тщетная ограда —
Вкушал покой от мрачных дум.

В полях сверкали огоньки,
Расположась обширным станом
Близ озера и вдоль реки,
Вдали чернели за туманом
10 Царя отважного полки.

Все было в непробудном сне;
Лишь ратники сторожевые
Перекликались на стене,
И Волхов в берега крутые
Плескал волною в тишине.

[И долго длилась тишина,
Заря на небе зажигалась,
И вся окрестная страна,
И вся природа пробуждалась,
20 Покоя сладкого полна.]

Покой и мрак среди домов…
Вдруг с Ярославова Дворища
Звои вечевых колоколов —
И грянул, бросив пепелища,
Народ со всех Пяти Концов {1}.

Фрагмент II

Простите вы, поля, долины, реки! {2}
С волнением растерзанной души
Я с вами днесь прощаюся навеки:
Мне суждено окончить дни в глуши.

Твои, о Новгород! разрушены твердыни,
Перед царем легли в<о> прах
Окрестности превращены в пустыни
И Марфа гордая в цепях!

Не ездили из Новгорода в степи
10 Мы на поклон в презренную Орду,
Мы на себя не налагали цепи
И . . . . . . . . . . . . . . . . .

[Все кончено: разрушилося Вече]
[Решилось все в кровавой сече;]
[Как гордый дуб в час грозной непогоды,]
[Покорены свободные народы]
И вече в прах, и древние права,
И гордую защитницу свободы
В цепях увидела Москва.

20 [Решать дела привыкли мы на] Вече,
Нам не пример покорная Москва.
За мной, друзья! умрем в кровавой сече
Иль отстоим священные права.
Нам от беды не откупиться златом.
Мы не рабы: мы мир приобретем,
Как люди вольные, своим булатом
И купим дружество копьем.

Все отнял рок жестокий и суровый:
Отечество, свободу, сыновей.
30 И вместо них мне дал одни оковы
И вечный мрак тюрьмы моей

Свершила я свое предназначенье;
Что мило мне, чем в свете я жила:
Детей, свободу и свое именье —
Все родине я в жертву принесла.

[Душа моя тверда, как дуб нагорный,
Напрасно бедствия сразить ее хотят.
Вотще ревет и вихрь и ветр упорный]
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
40 Кто чести друг, кто друг прямой народа…

Что сталось с ней — народное преданье
В унылой робости молчит.
С Посадницей исчезнула свобода,
И Новгород в развалинах лежит.[1]

[1]I — PC, 1871, Ќ 1; ПСС, по автографу ПД; П — ЛН, по черновому автографу ЦГАОР. «Марфа Посадница» входила во второй список и писалась, по-видимому, в 1822 или в 1823 г. Исторической основой думы послужили данные, содержащиеся в И (т. 6, гл. 1 и 3) и в повести Карамзина «Марфа Посадница» (1803). Ст. 9-12 фрагмента II написаны после ст. 39 и помечены звездочкой (*). После ст. 8 имеется такая же звездочка, указывающая место вставки. Подробнее о тексте данного фрагмента см.: Л. Г. Фризман. Пути поэтической мысли. — (сб. «Собеседник», в печати).
1 Пять концов — название пяти частей Новгорода: Неровский, Гончарский,
Славянский, Загородский, Плотнинский.
2 Ст. 1 фрагмента II — реминисценция начального стиха монолога Иоанны
из «Орлеанской девы» Ф. Шиллера в переводе В. А. Жуковского: «Простите вы, поля, холмы родные» (пролог, явление четвертое).

Год написания: 1822-1823

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *