Ростовщик

Распечатать

Было года мне четыре,
Как отец сказал:
«Вздор, дитя мое, всё в мире!
Дело — капитал!»
И совет его премудрый
Не остался так:
У родителя наутро
Я украл пятак.
Страсть навек к монете звонкой
Тотчас получив,
Стал у всех я собачонкой,
Кто богат и чив.
Руки, ноги без зазренья
Всем лизал, как льстец,
И семи лет от рожденья
Был уж я подлец!
(То есть так только в народе
Говорится, а зато
Уж зарыто в огороде
Было кое-что.)
Говорят, есть страсти, чувства —
Незнаком, не лгу!
Жизнь, по-моему, — искусство
Наживать деньгу.
Знать, во мне раненько скупость
Охладила кровь:
Рано понял я, что глупость —
Слава, честь, любовь,
Что весь свет похож на лужу,
Что друзья — обман,
И затем лишь лезут в душу,
Чтоб залезть в карман,
Что от чести от злодейки
Плохи барыши,
Что подлец, кто без копейки,
А не тот, кто без души.
И я свыкся понемногу
С ролею скупца
И, ложась, молился богу,
Чтоб прибрал отца…
Добрый, нежный был родитель,
Но в урочный час
Скрылся в горнюю обитель,
Навсегда угас!
Я не вынес тяжкой раны, —
Я на труп упал
И, обшарив все карманы,
Горько зарыдал…
Продал всё, что было можно
Хоть за грош продать,
И деньжонки осторожно
Начал в рост пускать…
Чтоб нажиться — лез из кожи,
Лук да редьку ел,
Ни спины, ни рук, ни рожи,
Верьте, не жалел!
Всех завел, провел и вывел,
С кем сойтись пришлось,
И, пока не оплешивел,
Брал процент с волос:
Вырастать им как угодно
Волю я давал
И в цирюльню ежегодно
Косу продавал.
И теперь зато, под старость,
Есть немножко тут.

(хлопает по карману)
Пусть приходят люди в ярость,
Говорят: он плут!
Шутки!.. нет, побольше стою!
Я ведь знаю свет:
Лишь тряхни-ка я казною
Да задай обед,
Все в объятья тотчас к плуту,
Все в родню, в друзья —
Я честнейший в ту ж минуту…
Что, не так ли… а???[1]

[1]Печатается по ПА (ценз. разр. — 5 марта 1846 г.), цикл «Портретная галерея», с. 28–31.
Впервые опубликовано: ЛГ, 1845, 4 янв., № 1, «Дагерротип», с. 12, под заглавием: «История ростовщика (из нового неигранного водевиля)», с подписью: «Пе-ре-й» (т. е. Н. А. Перепельский — псевдоним Некрасова) (перепечатано: ПА, без подписи).
В собрание сочинений впервые включено: Ст 1920.
Автограф не найден. Копия (в составе цензурованной рукописи водевиля «Петербургский ростовщик», при жизни Некрасова не напечатанного, но дозволенного к представлению (ценз. разр. — 7 дек. 1844 г.) в Александрийском театре, которое состоялось 1 июня 1845 г.) — ЛГТБ, I, VI, 3, 43.

В водевиле эти куплеты были вложены в уста ростовщика Лоскуткова. Дозволяя водевиль к постановке, цензор М. Гедеонов вычеркнул их красными чернилами (см. копию ЛГТБ). Ст. 39–40, 47, отсутствующие в публикации ЛГ, очевидно, изъяты цензурой. При публикации в ПА Некрасов придал стихотворению новую концовку, резко усилившую его социально-обличительную направленность.

Чив — щедр.
Добрый, нежный был родитель… — В этом четверостишии Некрасов пародирует фразеологию баллад В. А. Жуковского. В «Ростовщике» использован размер баллады «Рыцарь Тогенбург».

Год написания: 1844

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.