Преложение псалма 145

Распечатать

Хвалу всевышнему владыке
Потщися, дух мой, воссылать;
Я буду петь в гремящем лике
О нем, пока могу дыхать.

Никто не уповай вовеки
На тщетну власть Князей земных:
Их те ж родили человеки,
И нет спасения от них.

Когда с душею разлучатся
И тленна плоть их в прах падет,
Высоки мысли разрушатся,
И гордость их и власть минет.

Блажен тот, кто себя вручает
Всесильному во всех делах
И токмо в помощь призывает
Живущего на небесах,

Несчетно многими звездами
Наполнившего высоту
И непостижными делами
Земли и моря широту,

Творящего на сильных нищу
По истине в обидах суд,
Дающего голодным пищу,
Когда к нему возопиют.

Господь оковы разрешает
И умудряет он слепцов,
Господь упадших возвышает
И любит праведных рабов.

Господь пришельцев сохраняет
И вдов приемлет и сирот.
Он грешных дерзкий путь скончает.
В Сионе будет в род и род.[1]

[1]Преложение псалма 145. Впервые — Риторика, 1748, 273. В этом переложении лирический герой обращает свою речь уже не к творцу, а к людям. Процесс духовного становления его, трудного внутреннего противоборства завершился: он получает моральное право обратиться со словом поучения к земным детям.
Никто не уповай вовеки… — Здесь Ломоносов предвосхищает дер-жавинскую разработку сходной темы в его стихотворении «Властителям и судиям» (вольное переложение 81-го псалма), где упрек царям прозвучит более пронзительно и гневно:

Цари, я мнил, вы боги власны.
Никто над вами не судья.
А вы, как я подобно, страстны
И так же смертны, как и я.

И вы подобно так падете,
Как с древ увядший лист падет,
И вы подобно так умрете,
Как ваш последний раб умрет.

Год написания: 1747

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.