Полидор. Идиллия

Распечатать

ИДИЛЛИЯ

Ее императорского величества малороссийскому, обоих сторон Днепра и войск запорожских гетману, действительному камергеру, Академии наук президенту, лейбгвардии Измайловского полку подполковнику и разных орденов кавалеру, сиятельнейшему графу Кирилу Григорьевичу Разумовскому идиллия, которою усердное свое почтение засвидетельствует Академии наук профессор Михайло Ломоносов.

ПОЛИДОР

Идиллия,
в которой разговаривают

Каллиопа, муза.
Левкия, Днепрская нимфа.
Дафнис, тамошней пастух.

Каллиопа

Между прохладными Днепровыми струями,
Между зелеными и мягкими кустами
Тебя я посетить пришла с Кастальских гор,
Чтоб радость мне свою соединить с твоею;
Едино счастие с тобою я имею:
Един у нас теперь предстатель Полидор.
Богиня, что поля пространны управляет
И щедрою Парнас рукою украшает,
Ему вручила жезл, чтоб в сих лугах пасти.

Левкия

Доколе будет Днепр в брегах своих крутиться,
Дотоле олтари здесь будут ей куриться
И лавры завсегда торжественны цвести.
Здесь плески на лугах повсюду раздаются,
И с шумом радостным в порогах воды льются,
Избыточно цветы дают свой нежной дух,
И ветвьми дерева, красуяся, качают,
И горы и леса богиню возвышают,
Что к их желанию склонила щедрый слух.
Тебя здесь, Полидор, желали рощи злачны,
Долины тучные, источники прозрачны,
Тебя желали здесь обильные поля.

Каллиопа

Тебя мы, Полидор, имеем там ограду;
И чрез тебя Парнас почувствовал отраду,
Как влагу получив иссохшая земля.

Левкия

Ты, муза, прохладись под тению густою.

Каллиопа

Ты, нимфа, уклонись со мной сюда от зною;
Мы сядем при воде на мягкую траву.
Теперь пристоен час сплетать венки прекрасны
И Полидору петь здесь песни нам согласны.

Левкия

Я ветьвей и цветков, Каллиопа! нарву.
Смотри, как зеленью везде покрылись нивы,
И тихой Днепр в себе изображает ивы,
Что густо по крутым краям его растут.
Играют зефиры кудрявых древ листами
И нежат теплыми душистой цвет крилами,
С которого, шумя, свой пчелы мед несут.

Каллиопа

Приятной день теперь нам радость умножает,
Под ветвьми соловей свой свист усугубляет,
Завидуя в лугах поющим пастухам.
И овцы уж траву с ручьями позабыли
И слух к веселой их игре поворотили,
И козы прыгают по звонким их струнам.
Иной кладет пучки, иной в свирелку свищет,
Иной любезныя меж деревами ищет,
Иной сам прячется от ней в зеленой куст.

Левкия

Хотя довольно нас приятность услаждает,
Однако больше всех меня увеселяет
О Полидоре песнь из Дафнисовых уст.
Я вижу, он идет украшен весь цветами,
Цветы на голове, цветы между перстами,
Цветами увит вкруг и посох и свирель.
Не так любезно мне по камням вод журчанье,
Не столько голубиц мне мило воркотанье,
И сладких соловьев не так приятна трель,
Как голос Дафнисов здесь рощи оживляет
И имя Полидор стократно повторяет.
Ах, Дафнис! пением своим нас услади.

Каллиопа

Хотя геройских лир мне больше шум угоден,
Однако сельских струн мне сладок звон и сроден,
Ты, Дафнис, звонких птиц в лугах здесь постыди.

Дафнис

Ты, муза, мне вдохни, что ныне петь пристойно,
Что слуху вашего и что сих дней достойно,
Ты, нимфа, ласковым мне взглядом силу дай.

Каллиопа

Зачни великия богини добродетель,
Которой я сама и весь Парнас свидетель;
Потом и сих долин довольства воспевай.

Левкия

Запой, что видел ты, как был в великом граде,
И что при нимфах пел в Палемоновом стаде.
Мы станем пестрые веночки завивать
И в голос к твоему напеву приставать.

Дафнис

Молчите, шумные пороги,
И слушайте мой новой стих;
Усыпьте, нимфы, здесь дороги
Лилеями из рук своих;
Везде венками украшайте
Пригорки, долы и ручьи.

Каллиопа

Верьхи Парнасски, расцветайте.

Левкия

Красуйтесь, Днепрские струи.

Дафнис

Великой будет пусть богине
Везде прилична красота.
О как я веселюся ныне,
Что видел очи и уста,
От коих радость почерьпают
Широки северны поля.

Каллиопа

Верьхи Парнасски расцветают.

Левкия

Красуется сия земля.

Дафнис

При ней я видел Полидора,
Он пред лицем ее стоял
Среди геройского собора
И ласково ко мне взирал.
О тихи ветры, развевайте
По всем лугам слова мои.

Каллиопа

Верьхи Парнасски, расцветайте.

Левкия

Красуйтесь, Д
непрские струи.

Дафнис

Вчерась меня кругом обстали
Пастушки с красных наших гор
И с жадностию понуждали:
Каков, скажи нам, Полидор?
Я дал ответ: он превышает
Собой всех здешних пастухов.

Каллиопа

Верьхи Парнасски украшает.

Левкия

Он здешних будет честь лугов.

Дафнис

Они одна перед другою:
Скажи, скажи о нимфе нам,
Которой Полидор красою
Пленившись торжествует сам.
Я им сказал: вы заплетите
Нарвавши с розами лнлей.

Каллиопа и Левкия

На них любуясь поглядите
И думайте при том об ней.

Дафнис

Лозе подобно плодовитой,
Она возлюбленным плодом,
Благословением покрытой,
Наполнит Полидоров дом.
Пребудет радость ввек отныне,
На каждой умножаясь час.

Каллиопа и Левкия

Хвала бессмертная богине,
Украсившей его и нас.

Дафнис

Ему поспешно наливайтесь
Приятной сладостью, плоды,
Сторично, овцы, размножайтесь
И летние волов труды.
Вы сладку росу поспешайте
Сбирать, прилежные рои.

Каллиопа

Верьхи Парнасски, расцветайте.

Левкия

Красуйтесь, Днепрские струи.[1]

[1]Полидор. Отд. изд. Спб., 1750. Написано не ранее 5 июня 1750 г., когда был получен указ Сената об утверждении президента Академии наук Кирилы Разумовского гетманом Украины. Избрав, по примеру Вергилия, буколику, Ломоносов использовал традиционные пастушеские мотивы идиллии для деликатного восхваления нового гетмана, в юности пасшего волов. В идиллии «Полидор» нашли отражение некоторые мотивы украинской природы.
Полидор («многодареный») — имя, заимствованное из греческой мифологии. Так звали сына Кадма и Гармонии, мифических родоначальников фиванских царей.
Предстатель — К. Г. Разумовский, ставший в 1746 г. президентом Академии наук.
Богиня — Елизавета Петровна.
Жезл — булава, знак гетманской власти.
Палемоново стадо. Палемон — одно из прозвищ Геракла, в юности бывшего пастухом.
Полидоров дом. Имеются в виду жена Разумовского Екатерина Ивановна (урожденная Нарышкина) и их дети.

Год написания: 1750

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.