Песни

Распечатать

1
У людей-то в дому — чистота, лепота,
А у нас-то в дому — теснота, духота.

У людей-то для щей — с солонинкою чан,
А у нас-то во щах — таракан, таракан!

У людей кумовья — ребятишек дарят,
А у нас кумовья — наш же хлеб приедят!

У людей на уме — погуторить с кумой,
А у нас на уме — не пойти бы с сумой?

Кабы так нам зажить, чтобы свет удивить:
Чтобы деньги в мошне, чтобы рожь на гумне;

Чтоб шлея в бубенцах, расписная дуга,
Чтоб сукно на плечах, не посконь-дерюга;

Чтоб не хуже других нам почет от людей,
Поп в гостях у больших, у детей — грамотей;

Чтобы дети в дому — словно пчелы в меду,
А хозяйка в дому — как малинка в саду!

2. Катерина
Вянет, пропадает красота моя!
От лихого мужа нет в дому житья.

Пьяный всё колотит, трезвый всё ворчит,
Сам что ни попало из дому тащит!

Не того ждала я, как я шла к венцу!
К брату я ходила, плакалась отцу,

Плакалась соседям, плакалась родной,
Люди не жалеют — ни чужой, ни свой!

«Потерпи, родная, — старики твердят, —
Милого побои не долго болят!»

«Потерпи, сестрица! — отвечает брат. —
Милого побои не долго болят!»

«Потерпи! — соседи хором говорят. —
Милого побои не долго болят!»

Есть солдатик — Федя, дальняя родня,
Он один жалеет, любит он меня;

Подмигну я Феде, — с Федей мы вдвоем
Далеко хлебами за село уйдем.

Всю открою душу, выплачу печаль,
Всё отдам я Феде — всё, чего не жаль!

«Где ты пропадала?» — спросит муженек.
«Где была, там нету! так-то, мил дружок!

Посмотреть ходила, высока ли рожь!»
«Ах ты дура баба! ты еще и врешь…»

Станет горячиться, станет попрекать…
Пусть его бранится, мне не привыкать!

А и поколотит — не велик наклад —
Милого побои не долго болят!

3. Молодые
Повенчавшись, Парасковье
Муж имущество казал:
Это стойлице коровье,
А коровку бог прибрал!

Нет перинки, нет кровати,
Да теплы в избе полати,
А в клети, вместо телят,
Два котеночка пищат!

Есть и овощь в огороде —
Хрен да луковица,
Есть и медная посуда —
Крест да пуговица!

4. Сват и жених
(В кабаке за полуштофом)
Нутко! Марья у Зиновья,
У Никитишны Прасковья,
Степанида у Петра —
Все невесты, всем пора!
У Кондратьевны Орина, —
Что ни девка, то малина!
Думай, думай! выбирай!
По любую засылай!
Марья малость рябовата,
Да смиренна, вожевата,
Марья, знаешь, мне сродни,
Будет с мужем — ни-ни-ни!
— Ай да Марья! Марья — клад!
Сватай Марью, Марью, сват!
Нам с лица не воду пить,
И с корявой можно жить,
Да чтоб мужу на порог
Не вставала поперек!
Ай да Марья, Марья — клад!
Сватай Марью, Марью, сват!

Нутко! Вера у Данилы,
Палагея у Гаврилы,
Секлетея у Фрола, —
Замуж всем пора пришла!
У Никиты — Катерина,
Что ни девка, то малина!
Думай, думай — выбирай!
По любую засылай!
Марья, знаешь, щедровита,
Да работать, ух! сердита!
Марья костью широка,
Высока, статна, гладка!
— Ай да Марья! Марья — клад!
Сватай Марью, Марью, сват!
Нам с лица не воду пить,
И с корявой можно жить,
Да чтоб мясо на костях,
Чтобы силушка в руках!
Ай да Марья! Марья — клад!
Сватай Марью, Марью, сват!..

Нутко! Анна у Егора,
У Антипки Митродора,
Александра у Петра —
Все невесты, всем пора!
У Евстратья — Акулина,
Что ни девка, то малина!
Думай, думай! — выбирай!
По любую засылай!
Марья точно щедровита,
Да хозяйка домовита:
Всё примоет, приберет,
Всё до нитки сбережет!
— Ай да Марья! Марья — клад!
Сватай Марью, Марью, сват!
Нам с лица не воду пить,
И с корявой можно жить,
Да чтоб по двору прошла,
Всех бы курочек сочла!
Ай да Марья, Марья — клад!
Сватай Марью, Марью сват!

Спрашивают еще полуштоф и начинают снова.
5. Гимн
Господь! твори добро народу!
Благослови народный труд,
Упрочь народную свободу,
Упрочь народу правый суд!

Чтобы благие начинанья
Могли свободно возрасти,
разлей в народе жажду знанья
И к знанью укажи пути!

И от ярма порабощенья
Твоих избранников спаси,
Которым знамя просвещенья,
Господь! ты вверишь на Руси…[1]

[1]Печатается по Ст 1873, т. II, ч. 4, с. 178–186.
Впервые опубликовано: «Сват и жених» — ОЗ, 1868, № 4, с. 531–532, с подписью: «Н. Некрасов»; «Гимн» — ОЗ, 1868, № 12, с. 322, с подписью: «Н»; остальные три песни — Ст 1869, ч. 4, с. 174–182, где они вместе с двумя ранее напечатанными составили единый цикл под общим названием «Песни» (перепечатано: Ст 1873, т. II, ч. 4).
Автограф ст. 15–19 стихотворения «Катерина» — ИРЛИ, ф. 203, ед. хр. 11, л. 1.
Датируется 1866 г. по Ст 1879.

Первые четыре песни фольклорного характера. Однако, как писал Н. П. Андреев, это «не обработка непосредственно фольклорного материала, а самостоятельное творчество Некрасова в духе и стиле фольклора». Андреев особо выделяет «Катерину»: «…песенность „Катерины“ настолько велика, что стихотворение это стало действительно песней и вошло в широкий песенный обиход» (Андреев Н. Фольклор в поэзии Некрасова. — В кн.: Некрасов в русской критике. М., 1944, с. 162–163). Повторяя сюжет многих народных песен, «Катерина» в то же время полемична как по отношению к тем песням, где поется о женском терпении, так и по отношению к славянофильским концепциям, идеализировавшим его. Славянофил Т. И. Филиппов именно так истолковал старинную народную песню «Взойди, взойди, солнце, не низко, высоко…» (Рус. беседа, 1856, № 1, с. 88–91). С особым восторгом писал Филиппов о словах «Потерпи, сестрица! Потерпи, родная!». В противовес этому Некрасовым создана песня, рисующая образ задорной, бойкой женщины, смело нарушающей патриархальную заповедь (см.: Чуковский К. Собр. соч., т. IV. М., 1967, с. 501–503; Бухштаб В. К истории стихотворения Н. А. Некрасова «Катерина». -Некр. сб., I, с. 68–69, 86-101). Возможно, что песня направлена и против пьесы А. Н. Островского «Не так живи, как хочется» с ее славянофильскими иллюзиями о необходимости и благостности терпения. Критик Н. Н. Страхов объявил «Катерину» противоречащей мировоззрению народа (Страхов Н. Заметки о Пушкине и других поэтах. СПб., 1888, с. 136). Однако Некрасов, создавая «Катерину», исходил из народного творчества в той его части, где рисуется активный, волевой характер. «Жажда личного счастья, желание любить не по указке других, не по предписанию родителей, церковных и гражданских законов, а по собственной воле и выбору, — вот основной мотив не только любовной, но и семейно-бытовой лирики» (Розанов И. Н. Борьба с «Домостроем» в народной лирике. — В кн.: Проблемы реализма в русской литературе XVIII века. М.-Л., 1940, с. 190).
Отмечая связь стихотворения «Сват и жених» с пушкинским стихотворением 1833 г. «Сват Иван», К. Шимкевич указывал, что в рукописи стихотворения «Сват Иван» Пушкин нарисовал пьяного мужика с полуштофом и что этому рисунку у Некрасова соответствует примечание автора: «В кабаке за полуштофом» (см.: Шимкевич К. Некрасов и Пушкин. — В кн.: Пушкин в мировой литературе. М.-Л., 1926, с. 342). Как и Пушкин, Некрасов строит стих на основе «скороговорки балалаечного типа» (Эйхенбаум В. О поэзии. Л., 1969, с. 67). О соотношении стихотворений «Сват и жених» и «Сват Иван» см. также: Прийма Ф. Я. От Пушкина до Некрасова. — Некр. сб., IV, с. 36–37.
Стихотворение «Гимн» Некрасов, очевидно, хотел противопоставить официальному русскому гимну. К. И. Чуковский отмечал, что первая фраза «Господь, твори добро народу» явно перефразирует «Боже, царя храни!» (см.: ПССт 1934–1937, т. II, кн. 2, с. 817).
Неоднократно положены на музыку: «У людей-то в дому — чистота, лепота…» — А. П. Бородин, 1890; Ц. А. Кюи, 1902; «Катерина» — Ц. А. Кюи, 1902; «Молодые» — Ц. А. Кюи, 1902; Д. Г. Корнилов, 1904; А. С. Ильященко, 1911; «Сват и жених» — Э. Ф. Направник, 1889; Ц. А. Кюи, 1902; Н. И. Компанейский, 1909; Т. С. Сидо-ренко-Малюкова, 1964; «Гимн» — Ю. Д. Энгель; С. А. Гилев, 1911; М. А. Гольтинсон, 1912; А. Н. Чернявский, 1913).

IV. Сват и жених
Вожевата (диалектн.) — обходительная, приветливая, вежливая.
Шедровита (диалектн.) — рябая лицом; употребляется также «шадровита». Во всех прижизненных изданиях было «шедровита»; это написание принимается в настоящем издании.

Год написания: 1866

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.