К И[вану] И[вановичу] Ш[увалову]

Распечатать

Спасибо за грибы, челом за ананас,
За вина сладкие; я рад, что не был квас.
Российско кушанье сразилось с Перуанским,
А если бы и квас влился в кишки с Шампанским,
То сделался бы в них такой же разговор,
Какой меж стряпчими в суде бывает спор.
Я думал уж и так, что в брюхо …. забился,
И, выпустить хотя, я чуть не надсадился.[1]

[1]К И<вану> И<вановичу> Ш<увалову>. Впервые — Полное собрание сочинений Михаила Васильевича Ломоносова с приобщением, жизни сочинителя и с прибавлением многих его еще нигде не напечатанных творений, часть первая, в Санктпетербурге иждивением императорской Академии наук, 1784, с. 316.
Российски кушанье сразилось с Перуанским… — Один из очевидцев вспоминал о И. И. Шувалове: «Я заметил, что ему нравился печеный картофель при ананасах на столе. Любил очень, говорят, и грибы, что напоминает письмо Ломоносова в стихах» (Ломоносов М. В. Полн. собр. соч., т. 8, с. 1028; см. также: Москвитянин, 1852, Ќ 20, ч. III, с. 64).
Я думал уж и так, что в брюхо…. забился… — Предполагают, что за четырьмя точками скрывается прозвище князя Н. А. Хованского, известного сутяги и лжеца, коего Ломоносов называл «публикованным бездельником», «который многократно судей и права умел употребить к своему закрытию и избавлению от петли» (см. об этом: Ломоносов М. В. Полн. собр. соч., т. 8, с. 1028-1029); что же это было за прозвище, опять-таки неизвестно, и комментаторы справедливо подчеркивают, что предлагаемое ими объяснение-это всего лишь неподтвержденная догадка.

Год написания: 1753

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.