Голубой лампас

Распечатать

В Новочеркасске на 60 000 жителей 7 000 вузовцев.

Чернеют
      небеса — шалаш.
Меняет вечер краску.
Шел снег.
     И поезд шел.
            И шла
ночь к Новочеркасску.
Туман,
   пятна.
Темно,
   непонятно.
С трудом себя карабкал
по ночи…
     по горе ли…
И что ни дом —
          коробка,
черней, чем погорелец.
Город —
идет в гору.
Но лишь
      взобрался город-оборвыш —
тут тебе —
     площадь,
             ширь —
            собор вишь!
Путь
     до небес
      раздели́ пополам —
дотуда дойдут купола!
А за собором
          средь сора и дерьма,
эдакой медной гирей,
стоит казак,

      казак Ермак

*

,

Ермак —
      покоритель Сибири.
Ермак не один:
из ночи и льдин

встает генерал Каледин

*

.

За ним другие.
      Из снега и тумана,
из старого времени клятого
скачут по улице,
          по улице атамана

Платова

*

.

Мчит на рысях
         «краса Расеева»!
С-под шапок свисают пряди.

Може, едет и дед Асеева

*

,

може, и мой прадед.
Из веков
      испокон,
будто снова
        в огонь,
под бубны
     и тулумбасы —
трется конь о конь,
золотится погон,
и желтеют
     на ляжках
         лампасы.
Электро-глаз
         под стеклянной каской
мигнул и потух…
        Конфузится!
По-новому
     улицы Новочеркасска
черны сегодня —
        от вузовцев.
И вместо звяканья
        сабель и шпор
на дурнях
        с выправкой цапли —
звенит
   комсомольский
            смех и спор
да мысли острее сабли.
Закройся,
       ушедших дней лабаз!
Нет
  шпорного
      диня и дона.
Ушли
      генералы
         в бессрочный запас, —
один на Кубани сияет лампас —
лампас голубой
         Волго-Дона.
1927-1928 г.

Нажимая на кнопку «Отправить», я даю согласие на обработку персональных данных.